ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава

Герман Гессе

ДЕМИАН

История молодости, написанная Эмилем Синклером

Я ведь всего только и желал попробовать жить тем, что само рвалось из меня наружу.

Почему же это было так тяжело?

Чтоб поведать мою историю, мне нужно начать издалека. Мне следовало бы, будь это может быть, возвратиться еще далее вспять, в самые 1-ые годы ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава моего юношества, и еще далее, в даль моего происхождения.

Писатели, когда они пишут романы, делают вид, как будто они Господь Бог и могут полностью окутать и осознать какую-то людскую историю, могут изобразить ее так, как если б ее говорил для себя сам Господь Бог, без всякого тумана, только существенное. Я так ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава не могу, ну и писатели тоже не могут. Но мне моя история важнее, чем какому-нибудь писателю его история; ибо это моя собственная история, а означает, история человека не придуманного, вероятного, безупречного либо еще как-либо не имеющегося, а реального, единственного в собственном роде, живого человека. Что же все ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава-таки это такое, реальный живой человек, о том, правда, сейчас знают меньше, чем когда-либо, и людей, любой из которых есть драгоценная, единственная в собственном роде попытка природы, убивают сейчас скопом. Если б мы не были еще кое-чем огромным, чем единственными в собственном роде людьми, если ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава б нас вправду можно было стопроцентно убить пулей, то говорить истории не было бы уже смысла. Но каждый человек – это не только лишь он сам, это к тому же та единственная в собственном роде, совсем особая, в каждом случае принципиальная и восхитительная точка, где скрещиваются явления мира так – только ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава в один прекрасный момент и никогда больше. Потому история каждого человека принципиальна, вечна, божественна, потому каждый человек, пока он живой и исполняет волю природы, волшебен и достоин всяческого внимания. В каждом заполучил образ дух, в каждом мучается жива тварь, в каждом распинают Спасателя.

Не много кто знает сейчас ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, что такое человек. Многие ощущают это, и поэтому им легче дохнуть, как и мне будет легче умереть, когда допишу эту историю.

Знающим я именовать себя не смею. Я был ищущим и все еще остаюсь им, но ищу я уже не на звездах и не в книжках, я начинаю слышать ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава то, чему учит меня шумящая во мне кровь. Моя история лишена приятности, в ней нет милой гармонии придуманных историй, она дает бессмыслицей и духовной смутой, безумием и бредом, как жизнь всех, кто уже не желает обманываться.

Жизнь каждого человека есть путь к себе, попытка пути, намек на тропу. Ни ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава один человек никогда не был самим собой полностью и на сто процентов; каждый, все же, стремится к этому, один глухо, другой отчетливей, каждый как может. Каждый несет с собой до конца оставшееся от его рождения, слизь и яичную скорлупу некоей первобытности. Другой так и не становится человеком, остается лягушкой, остается ящерицей, остается ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава муравьем. Другой вверху человек, а понизу рыба. Но каждый – это бросок природы в сторону человека. И происхождение у всех одно – мамы, мы все из 1-го и такого же жерла; но каждый, будучи попыткой, будучи видном из пучины, устремляется к собственной своей цели. Мы можем осознать друг ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава дружку; но разъяснить может каждый только себя.

Глава 1-ая

ДВА МИРА

Я начну свою историю с 1-го происшествия той поры, когда мне было 10 лет и я прогуливался в гимназию нашего городка.

Почти все наплывает на меня оттуда, пробирая меня болью и приводя в сладостный трепет, черные улицы, светлые дома, и башни ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, и бой часов, и людские лица, и комнаты, полные комфорта и милой теплоты, полные потаенны и глубочайшего ужаса перед призраками. Пахнет теплой теснотой, зайчиками и служанками, домашними снадобьями и сушеными фруктами. Два мира смешивались там вместе, от 2-ух полюсов приходили каждый денек и любая ночь.

Одним миром был отцовский дом, но мир ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава этот был даже еще уже, обхватывал, фактически, только моих родителей. Этот мир был мне большей частью отлично знаком, он означал мама и отца, он означал любовь и строгость, примерное поведение и школу. Этому миру были присущи легкий сияние, ясность и опрятность. Тут были вымытые руки, мягенькая приветливая речь ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, незапятнанное платьице, отличные манеры. Тут пели утренний хорал, тут праздновали Рождество. В этом мире существовали прямые полосы и пути, которые вели в будущее, существовали долг и вина, нечистая совесть и исповедь, прощение и добрые намерения, любовь и уважение, библейское слово и мудрость. Этого мира следовало держаться, чтоб ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава жизнь была ясной и незапятанной, прелестной и упорядоченной.

Меж тем другой мир начинался уже в самом нашем доме и был совершенно другим, по другому пахнул, по другому гласил, другое обещал, другого добивался. В этом втором мире существовали служанки и подмастерья, истории с ролью нечистой силы и скандальные слухи, было пестрое ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава огромное количество страшенных, притягивающих, страшных, таинственных вещей, таких, как бойня и кутузка, опьяненные и сквернословящие дамы, телящиеся скотины, павшие лошадки, рассказы о грабежах, убийствах и самоубийствах. Все эти красивые и ужасные, одичавшие и беспощадные вещи существовали вокруг, на наиблежайшей улице, в не далеком доме, полицейские и бродяги расхаживали всюду ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава. Опьяненные лупили собственных жен, толпы женщин текли по вечерам из фабрик, старухи могли напустить на тебя порчу, в лесу жили разбойники, сыщики ловили поджигателей – всюду лупил ключом и благоухал этот 2-ой, жестокий мир, всюду, только не в наших комнатах, где были мама и отец. И это было прекрасно. Это было волшебно ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, что было и все то другое, все то звучное и колоритное, мрачное и ожесточенное, от чего можно было, но, в один денек укрыться у мамы.

И самое странноватое – как оба эти мира вместе соприкасались, как близки они были друг к другу! К примеру, наша служанка Лина, когда ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава она вечерком, за молитвой, посиживала в гостиной у двери и своим гулким голосом пела вкупе с другими, положив вымытые руки на выглаженный передник, тогда она была полностью с папой и мамой, с нами, со светлым и правильным. А сходу после чего, в кухне либо в дровянике, когда она говорила ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава мне сказку о человечке без головы либо когда она спорила с соседками в малеханькой мясной лавке, она была совершенно другая, принадлежала к другому миру, окружалась потаенной. И так бывало со всем в мире, в большинстве случаев со мной самим. Естественно, я принадлежал к светлому и правильному миру, я был ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава отпрыском собственных родителей, но куда ни направлял я собственный взор и слух, всюду присутствовало это другое, и я жил также и в нем, хотя оно нередко бывало мне чуждо и страшно, хотя там заурядно появлялись нечистая совесть и ужас. Иногда мне даже милее всего было жить в этом запрещенном мире, и ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава возвращение домой, к светлому – при всей собственной необходимости и благотворности – нередко ощущалось практически как возврат к чему-то наименее красивому, более скучноватому и невеселому. Время от времени я знал: моя цель жизни – стать таким, как мой отец и моя мама, таким же светлым и незапятнанным, таким же ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава уверенным и приличным; но ранее еще длинный путь, ранее нужно отсиживать уроки в школе, быть студентом, сдавать всякие экзамены, и путь этот идет всегда мимо другого, темного мира, а то и через него, и полностью может быть, что в нем-то как раз и останешься и утонешь. Сколько ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава угодно было историй о блудных сыновьях, с которыми конкретно так и случилось, я читал их со страстью. Возвращение в отчий дом и на путь добра всегда бывало там восхитительным избавлением, я полностью осознавал, что только это верно, отлично и достойно желания, и все таки та часть истории, что протекала посреди ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава злых и заблудших, завлекала меня еще больше, и если б можно было это сказать и в этом признаться, то время от времени мне бывало, в сути, даже жалко, что блудный отпрыск раскаялся и нашелся. Но этого ни гласить, ни мыслить не полагалось. Это ощущалось только подспудно, как некоторое предчувствие ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, некоторая возможность. Когда я представлял для себя черта, я просто мог вообразить его идущим по улице, открыто либо переодетым, либо где-нибудь на ярмарке либо в трактире, но никак не у нас дома.

Мои сестры принадлежали тоже к светлому миру. Они, как мне нередко казалось, были на самом деле поближе к ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава папе и мамы, они были лучше, нравственнее, непогрешимее, чем я. У их были недочеты, были дурные привычки, но мне казалось, что это входит не очень глубоко, не так, как у меня, где соприкосновение со злом нередко оказывалось мучительно-тяжким, где черный мир находился еще поближе. Сестер ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, как и родителей, было надо щадить и уважать, и если бывало поссориться с ними, ты всегда оказывался нехорошим перед своей совестью, затейщиком, который должен просить прощения. Ибо в сестрах ты обижал родителей, добро и непреложность. Были потаенны, поделиться которыми с самыми гнусными уличными мальчишками мне было куда легче, чем с ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава сестрами. В отличные деньки, когда все светло и совесть в порядке, бывало просто восхитительно играть с сестрами, держаться с ними приятно и мило и созидать себя самого в славном, подходящем свете. Так, наверное, было бы, если б сделаться ангелом! Ничего более высочайшего мы не знали, и нам казалось чудным ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава блаженством быть ангелами, окруженными сладкозвучием и благоуханием, как сочельник и счастье. О, как изредка выдавались такие часы и деньки! За игрой, за неплохими, невинными, разрешенными играми мною нередко завладевала горячность, которая претила сестрам, вела к ссорам и неудачам, и если на меня тогда находила злоба, я становился ужасен, я ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава делал и гласил вещи, делая и говоря которые, в глубине души уже обжигался их гадостью. Потом наступали гнусные, сумрачные часы раскаяния и самоуничижения, а потом горьковатая минутка, когда я просил прощения, а позже опять, на какие-то часы либо мгновения – луч света, тихое, признательное счастье без разлада.

Я обучался в ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава гимназии, отпрыск бургомистра и отпрыск старшего лесничего были в моем классе и время от времени приходили ко мне, одичавшие сорванцы, и все-же частички хорошего, разрешенного мира. Все же у меня были близкие дела с соседскими мальчишками, учениками народной школы, которых мы вообщем презирали. С 1-го из их ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава я и начну собственный рассказ.

Как-то в свободные часы 2-ой половины денька – мне было чуток больше 10 лет – я слонялся без дела с 2-мя соседскими мальчишками. Здесь к нам подошел 3-ий, постарше, сильный и твердый малый лет 13-ти, ученик народной школы, отпрыск портного. Его отец был запивоха, и вся семья ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава воспользовалась дурной славой. Франц Кромер был мне отлично известен, и мне не понравилось, что он присоединился к нам. У него были уже мужские манеры, он подражал походкой и оборотами речи фабричным парням. Под его предводительством мы около моста спустились к берегу и спрятались от мира под первой мостовой ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава аркой. Узенький сберегал меж сводчатой стенкой моста и вяло текущей водой состоял из сплошных отбросов, из черепков и рухляди, запутанных узлов заржавелой проволоки и остального мусора. Там можно было время от времени отыскать полезные вещи; под предводительством Франца Кромера мы должны были обыскивать этот участок и демонстрировать ему отысканное. Потом ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава он или брал это для себя, или выкидывал в воду. Он повелел нам не пропускать предметов из свинца, меди и олова, их он все до 1-го забрал, как и роговую гребенку. Я ощущал себя в его обществе очень скованно, не поэтому, что я знал, что мой отец ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава воспретил бы мне водиться с ним, а от испуга перед самим Францем. Я был рад, что он меня взял с собой и обращался со мной, как с другими. Он приказывал, а мы повиновались, как будто так заведено давно, хотя я был в первый раз с ним вкупе.

В конце концов ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава мы сели на берегу. Франц плевал в воду и был похож на взрослого. Он плевал через отверстие на месте выпавшего зуба и попадал куда желал. Начался разговор, и мальчишки стали бахвалиться своим геройством в школе и всяческими безобразиями. Я молчал, опасаясь, но, конкретно этим привлечь к для себя внимание и вызвать ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава гнев Кромера. Оба моих товарища отделились от меня и взяли его сторону, я был чужим посреди их и ощущал, что моя одежка и мое поведение кидают им вызов. Как гимназиста и барчука Франц наверное не мог обожать меня, а те оба, я это отлично ощущал, в случае чего отступились ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава бы и бросили меня на произвол судьбы.

Только от испуга начал в конце концов говорить и я. Я придумал прекрасную разбойничью историю, героем которой сделал себя. В саду около Угловой мельницы, сказал я, мы с одним товарищем ночкой утащили целый мешок яблок, при этом не обыденных ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, а сплошь ранет и золотой пармен, наилучшие сорта. Удрал я в эту историю от угроз той минутки, а сочинять и говорить я умел. Чтоб здесь же не замолкнуть и не угодить в еще худшее положение, я пустил в ход все свое искусство. Один из нас, сказал я, стоял на охране ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, а другой сбрасывал яблоки с дерева, и мешок вышел таковой тяжкий, что под конец нам пришлось открыть его и половину отсыпать, но через полчаса мы возвратились и унесли и это.

Кончив рассказ, я возлагал надежды на какое-то одобрение, к концу я разошелся, сочинительство опьянило меня. Оба мальчугана выжидающе промолчали, а ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава Франц Кромер, прищурившись, пронзил меня взором и с опасностью в голосе спросил:

– Это правда?

– Да, естественно, – произнес я.

– Означает, сущая правда?

– Да, сущая правда, – упорно подтвердил я, а сам задыхался от испуга.

– Можешь поклясться?

Я очень ужаснулся, но сходу произнес «да».

– Ну, так скажи: «Клянусь Богом ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава и душой».

Я произнес:

– Клянусь Богом и душой.

– Ну, что ж, – отозвался он и отвернулся.

Я задумывался, что тем дело и кончилось, и был рад, когда он скоро поднялся и направился в оборотный путь. Когда мы вышли на мост, я неуверенно произнес, что мне необходимо домой.

– Не нужно торопиться, – засмеялся Франц, – нам ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава же по пути.

Он медлительно плелся далее, и я не осмеливался убежать, но он вправду шел в сторону нашего дома. Когда мы дошли до него, когда я увидел нашу входную дверь и толстую медную ручку, солнце на окнах и занавески в комнате мамы, я глубоко вздохнул. О, возвращение ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава домой! О, доброе, благословенное возвращение в собственный дом, в светлоту, в мир!

Когда я стремительно отворил дверь и прошмыгнул, готовый захлопнуть ее, Франц Кромер протиснулся прямо за мной. В холодном, сумрачном коридоре с каменным полом, куда свет проникал только со двора, он стал рядом со мной, взял ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава меня за плечо и тихо произнес:

– Не нужно так торопиться, сообразил?

Я испуганно поглядел на него. Он держал мое плечо мертвой цепкой. Я задумывался, что у него на уме и уж не собирается ли он поднять на меня руку. Если я на данный момент закричу, задумывался я, закричу звучно ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, истошно, успеет ли кто-либо спуститься, чтоб спасти меня? Но я не заорал.

– В чем дело? – спросил я. – Что для тебя необходимо?

– Не настолько не мало. Я должен только еще кое-что спросить у тебя. Другим незачем это слышать.

– Ах так? Что все-таки мне еще сказать для тебя? Мне нужно ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава наверх, усвой.

– Ты же знаешь, – тихо произнес Франц, – чей это сад около Угловой мельницы?

– Нет, не знаю. Думаю – мельника.

Франц обхватил меня рукою и притянул впритирку к для себя, так что мне пришлось глядеть ему прямо в лицо. Глаза у него были злые, улыбался он гнусно, а ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава в лице были беспощадность и властность.

– Да, миленький, я-то уж могу для тебя сказать, чей это сад. Я издавна уже знаю, что там украдены яблоки, и знаю, что владелец произнес, что даст две марки хоть какому, кто укажет вора.

– Боже мой! – воскрикнул я. – Но ты же не скажешь ему?

Я ощущал ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, что никчемно взывать к его чести. Он был из другого мира, для него предательство не числилось злодеянием. Я ощущал это безошибочно. В этих делах люди из «другого» мира были не такие, как мы.

– Не скажу? – засмеялся Кромер. – Ты, друг мой, думаешь, наверное, что я фальшивомонетчик, что ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава я могу сам делать для себя двухмарковые монеты? Я бедняк, у меня нет обеспеченного отца, как у тебя, и если мне выпадает случай заработать две марки, то я должен их заработать. Может быть, он даст даже больше.

В один момент он отпустил меня. Наша входная площадка уже не пахла покоем и безопасностью ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, мир вокруг меня упал. Кромер выдаст меня, я – правонарушитель, об этом произнесут папе, может быть, даже придет милиция. Мне угрожали все страхи хаоса, на меня ополчилось все отвратительное и опасное в мире. Что я совсем не вор, не имело никакого значения. Не считая того, я поклялся. О ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава боже, о боже!

Слезы навернулись у меня на глаза. Я ощущал, что должен откупиться, и в отчаянии обшаривал свои кармашки. Ни яблока, ни перочинного ножа – ничего не было. Здесь я вспомнил о собственных часах. Это были старенькые серебряные часы, и они не прогуливались, я носил их «так просто». Они перебежали ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава ко мне от нашей бабушки. Я стремительно вынул их.

– Кромер, – произнес я, – послушай, не выдавай меня, это будет безобразно с твоей стороны. Я подарю для тебя свои часы, вот погляди. Больше у меня, к огорчению, ничего нет. Возьми их, они серебряные, и механизм неплохой, там только какая ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава-то малая проблема, их можно починить.

Он усмехнулся и взял часы в свою огромную руку. Я смотрел на эту руку и ощущал, как она груба и как глубоко агрессивна мне, как она посягает на мою жизнь и на мой покой.

– Они серебряные, – произнес я неуверенно.

– Плевать мне на твое серебро и на ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава эти твои старенькые часы! – произнес он с глубочайшим презрением. – Сам отдавай их в починку!

– Но, Франц, – кликнул я, дрожа от испуга, что он убежит, – подожди-ка! Возьми все-же часы! Они вправду серебряные, вправду, по правде. Ну и нет у меня ничего другого.

Он поглядел на меня ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава холодно и презрительно.

– Означает, ты знаешь, к кому я пойду. А могу сказать и в полицию, их унтер-офицера я отлично знаю.

Он оборотился, чтоб уйти. Я держал его за рукав. Этого нельзя было допустить. Мне куда легче было умереть, чем вынести все, что последует, если он так уйдет.

– Франц, – взмолился ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава я, охрипнув от волнения, – не дурачься! Ведь это просто шуточка!

– Ну, естественно, шуточка, но для тебя она может недешево обойтись.

– Скажи, Франц, что мне сделать? Я же сделаю все!

Он оглядел меня своими прищуренными очами и снова засмеялся.

– Не будь дурачиной! – произнес он притворно-добродушно. – Ты же все ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава понимаешь не ужаснее моего. Я могу заработать две марки, и я не богач, чтоб кидаться ими, ты это знаешь. А ты обеспеченный, у тебя есть даже часы. Для тебя необходимо только дать мне две марки, и все в порядке.

Я осознавал его логику. Но две марки! Это казалось ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава мне таким же большущим и таким же недосягаемым богатством, как 10, как 100, как тыща марок. У меня средств не было. Была копилка, стоявшая у мамы, в ней, благодаря приездам дяди и другим таким поводам, лежало несколько 10– и пятипфенниговых монет. Больше у меня ничего не было. Карманных средств я в ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава том возрасте еще не получал.

– У меня ничего нет, – произнес я обидно. – У меня нет никаких средств. А вообщем я для тебя все отдам. У меня есть книжка про краснокожих, и солдатики, и компас. Я его принесу для тебя.

Кромер только покривил собственный нахальный злой рот и плюнул на пол.

– Не болтай ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава! – произнес он повелительно. – Собственный хлам можешь бросить для себя. Компас! Лучше не зли меня на данный момент, слышишь, и выкладывай средства!

– Но у меня нет их, мне никогда не дают средств. Я же не повинет в этом!

– Ну, так принесешь мне завтра эти две марки. Я буду ожидать тебя ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава после школы понизу на рынке. И кончено. Не принесешь средств – узреешь.

– Да, но где же мне взять их? Господи, когда у меня ничего нет.

– У вас в доме средств хватает. Это твое дело. Итак, завтра после школы. И повторяю: если не принесешь…

Он метнул мне в глаза ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава страшный взор, снова сплюнул и пропал как тень.

Я не мог подняться в дом. Моя жизнь упала. Я задумывался о том, чтоб убежать и никогда больше не ворачиваться либо утопиться. Но это были неясные видения. Я сел в мгле на нижнюю ступень нашей лестницы, весь сжался и ушел в свое горе ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава. Там отыскала меня рыдающим Лина, когда спускалась с корзиной за дровами.

Я попросил ее ничего не гласить наверху и поднялся. На вешалке около стеклянной двери висели шапка отца и материнский зонт от солнца, домашность и нежность лились на меня от всех этих предметов, мое сердечко приветствовало их с мольбой ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава и благодарностью, как приветствует блудный отпрыск вид и запахи родных покоев. Но все это сейчас не принадлежало мне, все это был светлый отцовский и материнский мир, а я глубоко и криминально погрузился в чужую стихию, запутался в приключениях и грехе, пребывал под опасностью неприятеля, в ожидании угроз ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, ужаса и позора. Шапка и зонт, старенькый хороший каменный пол, большая картина над шкафом в прихожей, а изнутри, из гостиной, глас моей старшей сестры – все это было милее, нежнее и драгоценнее, чем когда-либо, но это уже не было утешением, надежным достоянием, а было сплошным укором. Все это не было уже ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава моим, не могло пустить меня в свою безоблачность и тишину. На моих ногах была грязь, которую нельзя было удалить, вытерев их о коврик, я принес с собой тени, о которых этот родной мир и не ведал. Сколько бывало у меня загадок, сколько страхов, но все это было игрой ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава и шуточкой по сопоставлению с тем, что я принес с собой в эти покои сейчас. Судьба гналась за мной, ко мне тянулись руки, от которых даже мама не смогла бы меня защитить, о которых она и знать не должна была. Состояло ли мое грех в воровстве либо ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава во ереси (разве я не отдал неверной клятвы, не поклялся Богом и душой?) – это было индифферентно. Мой грех состоял не в чем либо определенном, а в том, что я отдал руку дьяволу. Для чего я пошел с ними? Для чего послушался Кромера – покорнее, чем когда-либо отца? Для чего придумал эту ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава историю о воровстве? Бахвалился злодеяниями, как будто это героические подвиги? Сейчас бес не отпускает мою руку, сейчас неприятель не отстает от меня.

На миг я ощутил уже не ужас перед завтрашним деньком, а сначала ужасную уверенность, что с этого момента мой путь пойдет непреклонно под гору и во мрак ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава. Я ясно ощутил, что за моим проступком обязательно последуют новые проступки, что мое возникновение посреди семьи, мое приветствие и поцелуи с родителями – ересь, что я ношу с собой рок и тайну, которые скрываю от их.

На миг во мне блеснула надежда, когда я глядел на отцовскую шапку. Я все ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава скажу папе, приму его приговор и его кару, сделаю его своим поверенным и спасателем. Это будет всего только покаяние, – а каяться мне уже нередко бывало, – тяжкий, горьковатый час, томная и полная раскаяния мольба о прощении.

Как сладостно это звучало! Как завлекающе приманивало! Но это было нереально. Я знал ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, что не сделаю этого. Я знал, что сейчас у меня есть потаенна, есть вина, которую я должен расхлебывать сам, в одиночку. Может быть, я на данный момент на распутье, может быть, с этого часа я всегда буду во власти дурного, всегда должен буду разделять потаенны со злыми, зависеть от их ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, слушаться их, быть таким, как они. Я строил из себя мужчину и героя, сейчас нужно терпеть все, что из этого следовало.

Мне пришлось кстати, что отец, когда я вошел, побранил меня за влажную обувь. Это отвлекло его, он не увидел худшего, и я снес упрек, который всекрете отнес к ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава другому. При всем этом во мне взыграло какое-то странноватое новое чувство, злое, острое и колкое: я ощутил свое приемущество над папой! На миг я ощутил некоторое презрение к его неосведомленности, его брань по поводу моих влажных башмаков показалась мне мелочной. «Если бы ты знал!» – задумывался я и представлялся ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава для себя правонарушителем, которого допрашивают из-за украденной булочки, тогда как ему следовало бы признаться в убийствах. Чувство это было гнусное, скверное, но оно было сильным, в нем была своя глубочайшая сладость, и оно крепче, чем всякая другая идея, приковывало меня к моей тайне, к моей вине. Может ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава быть, задумывался я, Кромер уже пошел в полицию и донес на меня, и нужно мной вот-вот разразятся грозы, а на меня тут глядят как на маленькое дитя!

Во всем этом событии, как оно досюда поведано, этот миг был важнейшим и запомнился прочнее всего. Это была 1-ая трещинка в священном ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава виде отца, 1-ый надлом в опорах, на которых держалась моя детская жизнь и которые каждому человеку, чтоб стать самим собой, нужно повредить. Из этих событий, не доступных ничьему зрению, состоит внутренняя, значимая линия нашей судьбы. Такая трещинка, таковой надлом позже зарастают, они заживают и забываются, но в самой потаенной глубине ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава они продолжают жить и кровоточить.

Меня самого сразу ужаснуло это новое чувство, я здесь же готов был целовать ноги папе, чтоб извиниться перед ним за него. Но ни за что существенное извиниться нельзя, и ребенок ощущает это и знает так же отлично и глубоко, как всякий мудрец.

Я ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава сознавал необходимость пошевелить мозгами о собственном деле, поразмыслить о том, как поступить завтра; но у меня ничего не вышло. Весь вечер я был занят единственно тем, что привыкал к изменившемуся воздуху в нашей гостиной. Настенные часы и стол, Библия и зеркало, книжная полка и рисунки на стенке ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава вроде бы прощались со мной, я с застывающим сердечком лицезрел, как мой мир, как моя славная, счастливая жизнь уходят в прошедшее, отделяются от меня, и чувствовал, как сцеплен, как скреплен я новыми сосущими корнями со всем тем чужим и темным, чем этот мой мир окружен. В первый раз отведал я погибели, а ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава у погибели вкус горьковатый, ибо она – это рождение, это трепет и ужас перед ужасающей новизной.

Я был рад, когда в конце концов улегся в кровать! Но до этого, как через последнее чистилище, я прошел через вечернюю молитву, когда мы пели одну песню, которая принадлежала к числу моих ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава самых возлюбленных. Нет, я не пел с другими, и каждый звук был для меня ядом и желчью. Я не молился с другими, когда отец произносил благословение, а когда он кончил: «…да пребудет с нами со всеми!» – какая-то судорога вырвала меня из этого круга. Милость божья была с ними ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава со всеми, но уже не со мной. Прохладный и глубоко усталый, я удалился.

В кровати, когда я незначительно полежал, когда меня любовно объяли тепло и защищенность, сердечко мое в ужасе снова метнулось вспять и тоскливо запорхало вокруг происшедшего. Мама, как обычно, пожелала мне размеренной ночи, ее шаги еще отдавались в ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава комнате, свет ее свечки еще теплился за неплотно закрытой дверцей. На данный момент, задумывался я, на данный момент она возвратится – она ощутила, она поцелует меня и спросит нежно и многообещающе, тогда и я расплачусь, тогда растает комок у меня в горле, тогда я обниму ее и расскажу ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава ей это, тогда и все будет отлично, тогда я спасен! И когда щель меж дверцей и косяком уже потемнела, я все еще какое-то время прислушивался и задумывался, что так обязательно, обязательно случится.

Позже я возвратился к реальности и поглядел собственному противнику в лицо. Я увидел его ясно, один ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава глаз он прищурил, его рот грубо хохотал, и пока я глядел на него, проникаясь неминуемым, он делался больше и безобразнее, а его свирепый глаз бесовски сверкал. Он стоял впритирку ко мне, пока я не заснул, но позже сны мои были не о нем и не о нынешнем, нет, мне снилось ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, что мы катаемся на лодке, предки, сестры и я, а вокруг нас только покой и сияние денька летних каникул. Проснувшись посреди ночи, еще ощущая оставшийся вкус блаженства, еще видя, как сияют на солнце белоснежные платьица сестер, я низвергнулся из всего этого рая в реальность и опять стоял напротив неприятеля с ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава его злостным глазом.

С утра, когда торопливо вошла мама и звучно опешила, почему я, хотя уже поздно, еще в кровати, вид у меня был гнусный, а когда она спросила, здоров ли я, меня стошнило.

Этим, казалось, было что-то выиграно. Я очень обожал прихворнуть и все утро пить ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава лежа настой ромашки, слушая, как мама убирает соседнюю комнату, а Лина воспринимает мясника в прихожей. В утренних часах без школы было какое-то очарование, что-то сказочное, солнце заглядывало тогда в комнату и было не этим же солнцем, от которого в школе опускали зеленоватые занавески. Да и это сейчас не ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава веселило и зополучило некий липовый колер.

Вот если б я погиб! Но мне только незначительно нездоровилось, как то нередко бывало, и это ничего не меняло. Это защищало меня от школы, но никак не от Кромера, который в одиннадцать ожидал меня на рынке. И в материнской ласке тоже не было сейчас ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава ничего утешительного: она тяготила и причиняла боль. Скоро я притворился, что опять заснул, и стал мыслить. Ничего не посодействовало, в одиннадцать мне необходимо было быть на рынке. Потому в 10 я тихо встал и произнес, что чувствую себя лучше. Это значило, как обычно в таких случаях, что я должен или ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава опять лечь, или пойти в школу после обеда. Я произнес, что желаю пойти в школу. Я составил для себя некоторый план.

Без средств мне нельзя было придти к Кромеру. Я был должен заполучить принадлежавшую мне копилку. В ней было недостаточно средств, я это знал, далековато не ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава довольно; но что-то там было, а чутье гласило мне, что что-то все таки лучше, чем ничего, и должно Кромера хотя бы задобрить.

У меня было гнусно на душе, когда я на цыпочках крался в комнату мамы и вытаскивал из ее письменного стола свою жестянку; но это было не так гнусно ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава, как вчерашнее. Сердцебиение душило меня, и лучше не стало, когда я понизу на лестнице с первого же взора нашел, что копилка заперта. Взломать ее оказалось совсем не сложно, необходимо было только разорвать узкую жестяную сеточку; но это действие далось мне с болью, только сейчас я сделал ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава кражу. Дотоле я только исподтишка таскал сладости, конфеты, фрукты. А это была кража, хотя средства были мои. Я ощущал, как еще на шаг приблизился к Кромеру и его миру, как неудержимо качусь вниз, и закусил удила. Черт со мной, пути вспять уже нет. Я со ужасом перечел средства, в ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава жестянке они звенели так убедительно, а сейчас в руке их было ничтожно не много. Там оказалось шестьдесят 5 пфеннигов. Я упрятал копилку в нижней прихожей, зажал средства в руке и вышел из дому – по другому, чем когда-либо выходил за эту дверь. Сверху кто-то позвал меня, как мне показалось; я ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава поторопился прочь.

Было еще много времени, я крался обходными способами по улицам какого-то изменившегося городка, под какими-то неслыханными тучами, мимо домов, которые на меня глядели, и мимо людей, которые подозревали меня. По дороге мне вспомнилось, что один мой однокласник как-то отыскал талер на скотном рынке. Я готов был ПТИЦА ВЫБИРАЕТСЯ ИЗ ГНЕЗДА 1 глава помолиться, чтоб Бог сделал волшебство и ниспослал мне тоже такую находку. Но у меня уже не было права молиться. Ну и тогда копилка не стала бы опять целой.


psihotronnoe-oruzhie-tehnicheskaya-storona-voprosa.html
psihotropnie-sredstva-rukovodstvo-dlya-vrachej.html
psiloholiya-zachet-vopros-otvet.html