Психотерапевт и проблема манипулирования

Нередко говорят, что психоаналитик сам имеет аномалии в сфере эмоций. Анализируя все произнесенное выше, попробуем разглядеть, как эти утверждения соответствуют фактам. Восприимчивость психоаналитика, его способность просочиться во внутренний мир другого человека, его безмерная оснащенность типичными «антеннами» свидетельствуют о том, что еще в детстве он был объектом, который предки и воспитатели использовали Психотерапевт и проблема манипулирования в собственных целях, что нередко негативно сказывалось на развитии малыша.

Очевидно, на теоретическом уровне полностью может быть, что предки не рассматривали внутренний мир собственного малыша как объект «пользования», другими словами с почтением относились к миру его эмоций. У такового малыша с течением времени разовьется здоровая самооценка, но в Психотерапевт и проблема манипулирования таком случае:

1) навряд ли он изберет профессию психоаналитика;

2) чуть ли у него сформируется нужное умеет ощущать душу других;

3) чуть ли его собственные переживания позволят ему осознать, что означает «предать в детстве свое Я». Потому я считаю, что конкретно наша судьба сделала нас способными к занятиям психотерапией, но они будут успешными Психотерапевт и проблема манипулирования только при условии, что «самотерапия» даст нам возможность жить со познанием правды о нашем прошедшем и отрешиться от более небезопасных иллюзий. Мы должны понять последующее событие: нам пришлось во вред своей самореализации удовлетворять неосознанные потребности наших родителей, чтоб не утратить то малое, что мы имели. Мы должны Психотерапевт и проблема манипулирования уметь пережить возмущение и печаль, вызванные тем, что предки совсем не понимали наших первичных потребностей. Если же мы не пережили и потом не осмыслили чувства отчаяния, слабости и порожденную ими одичавшую ярость, то мы рискуем перенести на наших пациентов неосознанные переживания нашего юношества. И никто не изумится тому, что вытесненные глубоко в Психотерапевт и проблема манипулирования безотчетное потребности могут вынудить терапевтов манипулировать людьми, как ранее предки манипулировали ими. Легче всего это сделать с своими детками, с подчиненными и пациентами, которые время от времени, как будто детки, зависят от психотерапевтов.

Пациент, почувствовавший слабость психоаналитика, немедля реагирует на нее. Он одномоментно «чувствует себя независимым» и ведет себя Психотерапевт и проблема манипулирования подходящим образом, чувствуя, что для психоаналитика принципиально заполучить конкретно пациента, умеющего уверенно держать себя. Таковой пациент «может не только лишь это, он может вообщем все, что от него ожидают». Но эта «независимость» ненастоящая, и поэтому она завершается депрессией. Истинной независимости предшествует чувство зависимости. Подлинное освобождение всегда оказывается вероятным после Психотерапевт и проблема манипулирования преодоления глубочайшего чувства зависимости малыша от родителей. Что все-таки касается психоаналитика, то он ожидает от пациента доказательства и осознания того, что его воспринимают серьезно. Он отыскивает отклик в душе пациента, и эти пожелания удовлетворяются в этом случае, если пациент ведет себя так, как от него этого Психотерапевт и проблема манипулирования ждут, и не дает повода усомниться в корректности избранного подхода. Тем психоаналитик делает с пациентом то, что в детстве делали с ним самим, занимаясь собственного рода неосознанным манипулированием. Осознанное манипулирование пациент, может быть, издавна уже научился разгадывать. Он научился также отстаивать свои взоры. Неосознанное же манипулирование «взрослый» ребенок никогда не распознает Психотерапевт и проблема манипулирования. Это воздух, которым он дышит и который представляется ему единственно вероятным, потому что ничего другого он не знает.

Что все-таки произойдет, если мы, уже будучи психоаналитиками, не распознаем опасное свойство этого воздуха? Мы заставим других людей дышать им, утверждая, что это делается для их же блага Психотерапевт и проблема манипулирования.

Чем больше я проникаю в сущность неосознанного манипулирования детками и пациентами, тем настоятельней представляется мне необходимость извлечения переживаний из безотчетного. Предки и психоаналитики должны на чувственном уровне узнать свое прошедшее. Мы должны научиться вновь переживать чувства, которые мы испытывали, будучи детками, и осознавать эти чувства, ибо только болезненные переживания Психотерапевт и проблема манипулирования и признание горьковатой правды собственного юношества избавляют нас от подспудного желания отыскать в лице собственных пациентов понятливых родителей и при помощи различного рода разумных концепций подчинить их для себя.

Это искушение никак не следует недооценивать. В отличие от родителей, очень изредка пристально слушавших малышей, пациенты почти всегда внемлют нас достаточно охотно Психотерапевт и проблема манипулирования. Никогда предки не открывали нам свою душу, да еще так, что она становилась нам понятной. У пациентов же это время от времени выходит. Только анализ нашей жизни на чувственном уровне (пусть даже вызывающий самые печальные чувства) освободит нас от угрозы. Ведь искренних, доступных, готовых к вчувствованию, понимаемых нами и Психотерапевт и проблема манипулирования понимавших нас родителей, у каких отсутствовали бы комплексы и которых бы не истязали противоречия, у нас никогда не было. Неважно какая мама может проявить эмпатию только освободившись от комплексов, которые она испытывала еще в детстве, она не может реагировать эмпатично до того времени, пока не понимает Психотерапевт и проблема манипулирования свое прошедшее, пока она скована незримыми цепями. То же самое относится и к отцам.

Но есть детки, которые стопроцентно соответствуют требованиям, предъявляемым к ним родителями. Не напрасно же я всегда говорю об даровитых детях. Они проницательные, внимательные, а так как они полностью нацелены на благополучие родителей, то полностью прогнозируемы и владеют необыкновенно Психотерапевт и проблема манипулирования узкой духовной организацией, потому ими можно просто манипулировать. Такими они остаются до того времени, пока их подлинное Я (мир их собственных эмоций) находится под полом прозрачного дома, в каком они обязаны жить, другими словами прямо до пришествия периода созревания. Нередко они пребывают в этом прозрачном доме до того Психотерапевт и проблема манипулирования времени, пока сами не станут родителями.

Роберт, которому на данный момент 31 год, в детстве не мог печалиться и рыдать, ибо это всегда расстраивало его мама. Оказывается, его возлюбленная мама считала, что только «бодрость духа» когда-то в детстве выручила ей жизнь. Потому слезы на очах ее деток угрожали нарушить ее Психотерапевт и проблема манипулирования душевное спокойствие. В детстве она попала в концлагерь. Она никогда не гласила об этом, но необыкновенно чувствительный ребенок вроде бы просочился в ее душу и нашел сияющую там пропасть. Когда мальчишка подрос и начал задавать вопросы, она поведала ему, что была в числе тех восьмидесяти деток, которые обязаны Психотерапевт и проблема манипулирования были глядеть, как их предки идут в газовые камеры. Никто из малышей никогда не зарыдал.

В детстве Роберт пробовал повсевременно быть радостным, а проявление его подлинного Я, его эмоции и предчувствия жили только в различного рода извращениях и неврозах назойливого состояния. До встречи с психоаналитиком эти извращения казались зазорными и Психотерапевт и проблема манипулирования непонятными.

Против манипулирования ребенок совсем беззащитен. Трагизм ситуации состоит в том, что предки тут также совсем беспомощны до того времени, пока отрешаются пристально присмотреться к своей актуальной истории. Неосознанно они переносят трагизм собственного юношества на дела со своими детками. Это происходит из-за вытеснения переживаний в безотчетное Психотерапевт и проблема манипулирования.

Приведем еще больше приятный пример. Взрослого человека в детстве очень стращали приступы ужаса его склонной к шизофрении мамы. Никто толком ничего ему не растолковал, и сейчас он охотно говорил собственной дочери жуткие истории. Она дрожала от испуга, а он от всего сердца веселился, а позже успокаивал ее, говоря всякий раз Психотерапевт и проблема манипулирования приблизительно последующее: «Чего ты боишься, это все сказки, не страшись, я же рядом». Таким макаром он манипулировал ребенком и ощущал себя сильным и смелым. Сознательно он желал сделать ребенку не плохое, дать ему то, чего сам в детстве был лишен: успокоение, защиту, что-то ему разъяснить. Безотчетно же Психотерапевт и проблема манипулирования он передавал ей ужас собственного юношества, ожидание несчастья и оставшиеся без вопроса ответы, в том числе самый главный из их: почему мой самый возлюбленный человек так стращает меня?

Каждый взрослый человек имеет в собственной душе более либо наименее сокрытую конурку, где хранятся реквизиты драмы его юношества. Его малыши – единственные, кто Психотерапевт и проблема манипулирования беспрепятственно может войти туда. Они привносят туда жизнь, и драма получает продолжение. Но он в детстве не мог играть свою роль сознательно, потому чужая роль стала практически неотъемлемой частью его следующей жизни. Привнести в нее мемуары о детстве он может, только пройдя курс психотерапии, которая принудит его Психотерапевт и проблема манипулирования находить ответ на вопрос, какую же роль он играет. Реквизиты время от времени внушают ему ужас, ибо он никак не связывает их с осознанными мемуарами о родителях. Отсюда возникновение и предстоящее развитие симптомов заболевания. И только потом, уже в процессе психотерапевтического исцеления, взрослый человек сумеет избавиться от этих симптомов, если Психотерапевт и проблема манипулирования в его сознании выплывут скрывавшиеся ранее за ними ужас, отчаяние, возмущение, недоверие, чувство слабости и гнев.

Пациенты никак не застрахованы от неосознанного манипулирования ими. То же самое можно сказать и о психоаналитиках. Но зато пациент, найдя, что им манипулируют, всегда может сказать об этом терапевту либо, лицезрев, что тот Психотерапевт и проблема манипулирования остается глух к его аргументам и продолжает настаивать на собственной непогрешимости, просто расстаться с ним. Мои советы не избавляют никого от обязанности повсевременно ставить под колебание психотерапевтические способы и профессиональную пригодность профессионалов, которые их используют.

Чем лучше мы разбираемся в истории собственной жизни, тем легче нам разгадать сущность манипулирования Психотерапевт и проблема манипулирования. Но часто нам мешает наше собственное детство. Сохранившаяся с детских лет, так и не испытанная полностью тоска по хорошим, добросовестным, умным, проницательным и мужественным родителям может помешать нам разгадать неискренность психотерапевтов и осознать, что они тотчас также не сознают подлинного смысла собственных действий. Мы можем очень длительно позволять терапевтам манипулировать собой Психотерапевт и проблема манипулирования, если они это делают довольно искусно и вообщем могут себя подать. Иллюзии, отвечающей нашим потребностям, можно предаваться в протяжении долгого времени. Но как мы обретем полную чувственную свободу, эта иллюзия уступит место животворной правде.

Золотой мозг

В «Письмах д'Мон Мулин» Альфонса Доде («Lettres de Mon Moulin Психотерапевт и проблема манипулирования», Alphonse Daudet) я отыскала рассказ, смысл которого, при всем его своеобразии, почти во всем совпадает со произнесенным выше. В конце главы, посвященной даровитому ребенку как объекту манипулирования, я желала бы кратко передать его содержание.

Жил-был мальчишка с золотым мозгом. Предки случаем нашли это, когда их отпрыск поранил голову и Психотерапевт и проблема манипулирования оттуда заместо крови вытекло малость золота. С этого момента они кропотливо сберегали голову отпрыска и воспретили ему разговаривать с другими детками, чтоб ничего не пропало. Когда мальчишка подрос и возжелал выйти в свет, мама произнесла: «Мы столько сделали тебе, поделись же сейчас с нами своим богатством». Тогда и Психотерапевт и проблема манипулирования мальчишка вытащил из мозга большой кусочек золота и дал его мамы. Он жил на широкую ногу со своим другом, который в конце концов обокрал его и сбежал. С того времени он решил никому не выдавать свою тайну и трудиться как обыденный человек, так как его достояние равномерно уменьшалось. В один красивый денек Психотерапевт и проблема манипулирования он втюрился в прекрасную даму. Она также обожала его, но еще она обожала шикарные платьица, которыми он прямо-таки задарил ее. Он женился на ней и был счастлив, но через два года она погибла, и на совсем невообразимые по роскоши похороны он истратил последние припасы золота. Как Психотерапевт и проблема манипулирования-то он брел по улице, слабенький, бедный, злосчастный и вдруг увидел в витрине прекрасные сапожки, которые наверное подошли бы его супруге. Бедолага запамятовал, что его супруга погибла, может быть, это вышло поэтому, что у него в голове уже ничего не осталось. Он вошел в лавку и упал мертвым прямо Психотерапевт и проблема манипулирования у ног торговца.

Доде, который сам мучился от заболевания спинного мозга, пишет в конце: «Эта история кажется придуманной, но она правдива от начала до конца. Есть люди, готовые за любые мелочи платить собственной сутью и своим спинным мозгом. Потому они испытывают непрекращающуюся боль. И когда они уже больше не способен переносить Психотерапевт и проблема манипулирования мучения, то...»

Не относится ли материнская любовь к числу тех, пусть даже очень нужных, «мелочей», ради которых многие люди феноминальным образом жертвуют своими актуальными силами?


psihologiya-v-epohu-italyanskogo-vozrozhdeniya.html
psihologiya-v-rossii-nachalo-h1h-veka.html
psihologiya-visshej-shkoli-himiki-1-magistri-vtornik-11-30-13-30-raspredelenie-chasov-po-temam-i-vidam-uchebnoj-raboti.html